В лабиринте эмоционального интеллекта

Валерий Кичкаев

В
начале 1990-х гг. в психологической литературе появился термин «эмоциональный
интеллект». Причастными к его появлению оказались американские психологи П.
Саловей и Дж. Мейер. Эмоциональный интеллект — это с одной стороны, способность
понимания, анализа и контроля собственных чувств и эмоций, с другой — умение
чувствовать и понимать настроение окружающих людей. Чтобы разобраться в этом
довольно сложном явлении, мы решили обратиться к Дениэлу ГОУЛМЕНУ — выдающемуся
психологу современности, автору бестселлера «Эмоциональное сознание»,
проданного тиражом более 5 млн. экземпляров.

Валерий
Кичкаев: Господин Гоулмен, какова основная идея ваших книг, которые посвящены
эмоциональному интеллекту?

Дениэл
Гоулмен: Основная мысль, которую я хочу донести до читателя в своих книгах,
такова: существуют различные виды интеллекта, а не только так называемый IQ,
известный многим еще со школьной скамьи. В частности, я веду речь об
эмоциональном интеллекте, который может помочь человеку в различных сферах
жизни. Например, имея развитый EQ, можно стать хорошим мужем или женой, отцом
или матерью, добиться успеха на работе, в особенности если речь идет о
профессиональной или служебной карьере.

В.К.:
Насколько я понимаю, без людей с развитым эмоциональным интеллектом не может
обойтись ни одна компания.

Д.Г.:
Безусловно. Особенно я бы хотел отметить роль топ-менеджеров. Если топ-менеджер
стремится удержать в своем коллективе ценных сотрудников, то стиль руководства
должен основываться на принципе эмоционального сознания.

В.К.:
А что означает это принцип?

Д.Г.:
Отдел нашего мозга, отвечающий за чувства и эмоции, организован по принципу
«открытого контура». Это позволяет другим людям воздействовать на него.

В.К.:
Я понял. Если у руководителя плохое настроение, то жди беды.

Д.Г.:
Да, вы правы. Руководитель очень сильно влияет на настроение своих подчиненных,
поэтому он должен уметь выбрать такую эмоционально сознательную линию
поведения, которая позволит сотрудникам раскрыться в наибольшей степени.

В.К.:
Многие считают, что эмоциям не место на работе.

Д.Г.:
Отрицательным эмоциям, действительно, не место на работе, поскольку человек,
который чем-то обеспокоен или разгневан, не способен ясно мыслить, объективно
оценивать информацию и принимать грамотные решения. Кстати, по тому, как
человек умеет управлять эмоциями, можно судить о его умении эффективно
работать. Что касается положительных эмоций, то они нужны на работе, поскольку
необходимы всегда и везде.

В.К.:
Чем должен обладать руководитель, чтобы выбрать эмоционально сознательную линию
поведения?

Д.Г.:
Руководитель должен обладать тем, о чем мы говорим, — развитым эмоциональным
интеллектом. В.К.: Настало время дать определение этому понятию.

Д.Г.:
Я отвечу достаточно просто. Эмоциональный интеллект — это то, как мы обращаемся
с самим собой и нашими взаимоотношениями. Он имеет четыре главных составляющих:
самосознание (self-awareness), самоконтроль (self-management), эмпатия
(empathy) и навыки отношений (relationship skills).

В.К.:
Расшифруйте, пожалуйста.

Д.Г.:
Человек с высокой степенью самосознания знает свои сильные и слабые стороны, то
есть осознает свои эмоции. Самоконтроль — это следствие самосознания. Человек,
которому свойственна эта черта, способен управлять эмоциями, например способен
сдерживать гнев.

В.К.:
Говорят, что подавление отрицательных эмоций вредно для здоровья.

Д.Г.:
Во всяком случае, это лучше, чем выплескивать отрицательные эмоции на людей. А
вообще, куда важнее развивать положительные эмоции и направлять их в полезное
русло.

В.К.:
Может быть, у вас есть рецепт, как найти правильную сознательную линию
поведения, которая помогла бы развивать положительные эмоции и ограничивать
отрицательные?

Д.Г.:
Существует большое количество способов. Лично я предпочитаю медитацию.

В.К.:
Давайте продолжим разговор о составляющих эмоционального сознания.

Д.Г.:
В дополнение к навыкам самоконтроля эмоциональный интеллект предполагает
наличие механизма взаимодействия с другими людьми. Такой механизм начинается с
умения ставить себя на место другого, то есть учитывать в процессе принятия
решений чувства других людей. Это называется эмпатией.

В.К.:
Например.

Д.Г.:
Мой любимый пример связан с увольнением.

В.К.:
Неприятная процедура…

Д.Г.:
Приятного мало, но вести себя можно по-разному. Один руководитель, собирая
совещание, просто ставит людей перед фактом, что в ближайшее время грядут
увольнения. Другой, сообщая эту же новость, принимает во внимание тревогу
подчиненных. Он берет на себя обязательство заблаговременно и честно
информировать сотрудников о возможных увольнениях.

В.К.:
И в чем разница?

Д.Г.:
Разница в том, что первый деморализовал своим выступлением сотрудников, и
многие, не получив дополнительной информации, начали увольняться сами. Ситуация
дестабилизирована: уволились даже те, кого и не собирались увольнять.
Эффективность работы оставшихся, как вы понимаете, под большим вопросом.

В.К.:
Возможно, речь идет о разных стилях руководства?

Д.Г.:
Сегодня сотрудник компании становится все более независимым. Соответственно
иерархические структуры — менее жесткими, руководство — распределенным. Вот и
подумайте, как можно эффективно управлять людьми.

В.К.:
И последняя составляющая…

Д.Г.:
Навыки отношений, или социальная компетентность. Это умение налаживать
взаимоотношения с другими людьми таким образом, чтобы это было выгодно для
обеих сторон.

В.К.:
«Платон мне друг, но истина дороже».

Д.Г.:
Здесь есть опасность того, чтобы деловые отношения не трансформировались в
панибратство. Но если человек обладает всеми вышеперечисленными способностями,
составляющими эмоциональный интеллект, то опасность исключена. Навыки работы с
людьми — это проявление дружеских отношений с определенной целью.

В.К.:
Существует ли генетическая предрасположенность к эмоциональным способностям?
Д.Г.: Такая предрасположенность существует. Но все-таки более существенным
является тот факт, что эмоциональный интеллект можно развивать в течение всей
жизни.

В.К.:
То есть обучить человека глубокому пониманию собственной эмоциональной жизни
возможно?

Д.Г.:
Да. При помощи обучения человека навыкам самоанализа и психотерапии.

В.К.:
И чем раньше, тем лучше.Д.Г.: Лучше всего с раннего детского возраста. В.К.:
Мне кажется, что многие задумываются над проблемой эмоционального интеллекта
слишком поздно, иногда, когда дело доходит до психиатров.Д.Г.: Действительно,
обществу в целом этой проблеме следует уделять большее внимание, особенно если
речь идет о детях. У нас в США кое-что делается в этом направлении. Разрабатываются
программы для детей разного возраста, помогающие в развитии эмоционального
интеллекта. Подобные программы обучения есть уже в некоторых американских
университетах. Инициатором одной из таких программ являюсь я сам. В.К.:
Расскажите немного об этой программе.

Д.Г.:
Программа CASEL (The Collaborative for Academic, Social and Emotional Learning)
стартовала в 1994 году. Ее инициатором помимо меня являлась известная
женщина-филантроп Эйлин Рокфеллер Гровальд. В 1996 году была создана команда
профессиональных специалистов (исследователей, практикующих врачей и юристов),
которую возглавил Роджер Вейсберг. Поскольку профессор Вейсберг работал в
Чикагском университете, то и штаб-квартира проекта расположилась там же. В 2002
году филиал штаб-квартиры был открыт в Нью-Йорке.

Работа
в рамках этого проекта сосредоточена на сборе научных данных, которые могли бы
подтвердить пользу от внедрения программ социального и эмоционального развития
в процесс обучения. Мы не предлагаем какие-то готовые продукты, но всегда готовы
оказать поддержку любому учебному заведению, которое стремится внедрить у себя
программу обучения.

Мнение Макса Люшера

Есть
такая русская пословица: «Доверяй, но проверяй». Вот я и решил, обратиться к
известному психологу из Швейцарии Максу Люшеру, с которым мне посчастливилось
познакомиться год назад. Результатом этого знакомства стало интервью вышедшее
под заголовком «Настоящий Люшер». На этот раз я попросил мэтра высказать свое
мнение в отношении эмоционального интеллекта и вот что он мне сказал.

«Дорогой
Валерий, я абсолютно уверен в том, что EQ важнее IQ, особенно если речь идет о
руководителях компаний, поскольку для принятия наиболее важных решений
необходима развитая интуиция. Я хочу сказать, моя цветовая диагностика
позволяет измерять уровень EQ, в том числе когда речь идет о выявлении
специфических характеристик при подборе персонала. Наша цветовая система, в
компьютерной варианте содержит 5350 аналитических определений. Эти определения
— результат многочисленных опытов в течение 55 лет. Они также доказаны
медициной и различными статистическими исследованиями.

Цветовой
выбор человека при тестировании всегда физиологичен и эмоционален. Таким
образом при тестировании человек включает свой уровень эмоционального
интеллекта. В немецком языке существует два слова — Intelligenz и Vernunft, то
есть собственно Интеллект и Здравый смысл. Последний, имеет самое
непосредственное отношение к EQ.

Моя
цветовая диагностическая система построена на базе строгой логической
эмоциональной системы, которой я называю Саморегулируемой Психологией
(Self-Regulating Psychology). Я об этом пишу в книге, которая переведена на
русский язык, «Закон гармонии в нас самих» (The law of Harmony in our self).
Это система сознательных и бессознательных эмоций.

Я
знаком с книгой Дэниеля Гоулмена и готов дать ей чрезвычайно высокую оценку.
Книга была еще более эффективной, если бы в работе над ней он опирался на мою
систему Психологии Саморегулирования. Это помогло бы ему увидеть структуру
эмоциональности, психосоматические эффекты и объективные этические нормы».

Дениэл
ГОУЛМЕН. Родился в г. Стоктон, штат Калифорния, США. Преподавал клиническую
психологию в Гарвардском университете, где и получил докторскую степень.
Являлся редактором издания Psychology Today («Психология сегодня»), работал в
качестве журналиста в газете New York Times («Нью-Йорк Таймс»). Одна из
последних книг «Лидерство — осознание власти эмоционального интеллекта»
рассказывает о решающей роли эмоционального интеллекта в лидерстве. Доктор
Гоулмен — сопредседатель Консорциума для Исследований Эмоционального Интеллекта
на базе Школы Профессиональной Психологии при Университете Рутгера (штат
Нью-Джерси). В настоящее время живет в г. Беркшир (штат Массачусетс).

Оставить комментарий


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.