Альтернативы развития событий в годы революций начала ХХ века в России

ЭССЕ
на тему АЛЬТЕРНАТИВЫ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИЙ НАЧАЛА ХХ ВЕКА
В РОССИИ.

Раздел: Отечественная история
Формат: Microsoft World
Автор: Лабутина Екатерина, klabutina@mail.ru
Использование: Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й У Н И В Е Р С И Т Е Т
ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ
ПЕРМСКИЙ ФИЛИАЛ
Пермь 2005
Оценке 5.

Правомерно ли ставить вопрос об альтернативах истории? Убедительно
ответить на этот вопрос не просто, поскольку легко впасть в различного рода
крайности. Одна такая крайность — объявить действительный исторический факт
случайностью, “проиграть” иную историческую альтернативу в зависимости от
своих симпатий и антипатий. Тогда в исследование закрадывается чрезмерный
субъективный элемент. Но еще более распространена другая крайность —
представить реально случившееся неизбежным. В марксистской историографии
такого рода позиция была доведена до своего логического конца. Например,
историк М. В. Нечкина высказывалась так: “Историку… запрещено
сослагательное наклонение”. То есть мы не имеем права сказать: если бы
тогда-то случилось по-иному, дальнейший ход событий мог быть другим.
Такой подход по сути убивает историю как науку. Ведь если историк
лишь констатирует то, что было, и задним числом подыскивает этому
объяснение, то он покидает почву научного анализа и становится пассивным
регистратором событий. Закономерность в истории — это не “железный” закон,
а большая или меньшая вероятность.
Дело еще в том, что те явления отечественной истории, которые известны
нам уже как факты и результаты, на самом деле утверждались в общественной
борьбе, где имели шанс на успех и другие исходы или альтернативы.
В своём эссе я бы хотела рассмотреть другие варианты развития
революций в России в начале ХХ века.
Альтернативы русской истории в то время определялись главным образом
взаимоотношением и борьбой входящих в него групп и политических партий.
В отличие от многих других государств политические партии в России
возникли во второй половине XIX века. Именно тогда, после отмены
крепостного права, начинается формироваться прослойка людей революционного
толка. В основном это были обедневшие помещики, которые получили хорошее
образование, были знакомы с философскими идеями Запада. Обеднев, они стали
ближе к народу, но, используя свои знания, могли с легкостью управлять, по
сути, невежественными людскими массами. Народ для многих из них был всего
лишь средством к достижению власти.
В 1905-1907 гг. в России насчитывалось уже около 50 партий различной
идеологической и политической ориентации; к 1917 году количество партий
практически удвоилось.
Среди крупнейших партий следует выделить — Социал-демократическую
рабочую партию (большевиков и меньшевиков), “Трудовую группу” (трудовики),
образовавшуюся в период деятельности первой государственной Думы,
Общероссийскую политическую партию социал-революционеров (эсеры). Эти
партии объединяло стремление к коренным преобразованиям в России. В
принципе все перечисленные партии, кроме большевистской, в той или иной
степени можно отнести к партиям парламентского типа.
Правящие круги России долгое время не имели политических партий.
Царизм не видел необходимости в организации политических сил даже для
собственной поддержки, поэтому российские помещики и дворяне создавали
сначала сословные организации для поддержания самодержавия по типу “партий-
клубов”. Примером подобных партий-клубов могут служить “Русское собрание” и
“Монархическая партия”. Позже были созданы “Союз русского народа” и “Союз
русских людей”. Их основными программными требованиями были: православие,
самодержавие и народность (т.е. только русская народность представлялась
державной).
Революция 1905-1907 гг. ускорила процесс формирования буржуазных
партий либеральной ориентации. Крупнейшими среди них являлись “Союз 17
октября” (октябристы) и Конституционно-демократическая партия (кадеты). Эти
партии тоже можно отнести к партиям парламентского типа.
Революция 1917 года прервала деятельность большинства российских
политических партий. В результате чего на протяжении более чем 70 лет в
России была однопартийная система, не допускавшая никакой оппозиции.
Основная и, может быть, крупнейшая по всей истории России альтернатива
возникает
в 1917 г. Февральская революция сметает монархический режим. В
течение нескольких месяцев борьба за власть и выбор исторических путей
развития страны идет в основном между центром, представляемым коалицией
социалистов-революционеров и меньшевиков, с одной стороны, и левыми силами
во главе с большевиками — с другой. Спор идет прежде всего вокруг
реализации аграрной реформы (т.е. доделки того, что не было сделано в
полной мере в 1861 г.), а также по поводу выхода России из войны. Ситуация
требует скорейшего предоставления крестьянам помещичьих земель. Это
прекрасно понимают лидеры народнического толка — эсеры и народные
социалисты, подготовившие Декрет о земле. Но Временное правительство эсеров
и меньшевиков медлит. Спрашивается, почему? Оно ждет ноября, когда намечено
созвать Учредительное собрание — национальный парламент, который законным
порядком должен принять необходимые решения.
Можно предположить: если бы Декрет о земле был объявлен Временным
правительством, скажем, в сентябре или даже октябре, вооруженное
выступление большевиков не было бы возможным, крестьянство и армия не стали
бы ему поддержкой. Почему же народники, несколько поколений которых
боролось за осуществление принципа “земля и поля”, не решились на этот акт?
Ответ прост: в самый последний момент они испугались того самого “народа”,
которому они служили всю жизнь. Они опасались народной стихии, аграрного
террора крестьянства против помещиков, самовольных захватов земли и анархии
в стране. Кроме того, они опасались, что после объявления Декрета о земле
будет окончательно дезорганизована армия — переодетые в шинели крестьяне
побегут из нее. Безусловно, эти опасения были небезосновательными. Но в
политике, — а особенно в периоды социальных катаклизмов, ситуации
неопределенности, — действует закон: кто не рискует, тот не выигрывает.
Проявив нерешительность, лидеры Временного правительства потеряли решающий
темп и уступили дорогу своим соперникам.
Кроме эсеров и большевиков, претендентом на лидерство выступала еще
правая диктатура националистического толка (генерал Корнилов и др.). Между
этими тремя силами проходила основная борьба, и в ней большевики оказались
наиболее решительными. Но главный водораздел проходил именно между
фракциями революционного движения. Могли бы представители центристской
коалиции, вовремя приняв Декрет о земле, отбить натиск большевистских
радикалов и удержаться у власти? С полной уверенностью этого сказать
нельзя, но определенный шанс на то был. И в этом случае российская история
пошла бы по каким-то иным колеям, по пути модернизации буржуазно-
демократического типа.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.